wake-west.ru

Около 1 тысячи свиней погибли от голода на ферме в Германии

«Ложатся и умирают». В Беларуси дохнут свиньи — от голода

«Они не едят по четыре дня, вообщем. Только лишь подойдешь — визжат как резаные и стучат зубами, а позже — ложатся и тихо погибают. Нереально глядеть на это», — вздыхают работники (или Сотрудник — субъект трудового права, физическое лицо, работающее по трудовому договору у работодателя и получающее за это заработную плату) ОАО «Селекционно-гибридный центр «Заречье». Мы встречаемся в месте, где нас никто из их начальства не увидит, люди очень просят не именовать их имен — боятся, но и молчать, молвят, больше не могут. «Так плохо, как на данный момент, еще не было никогда, даже в 90-е», — вспоминают они. На предприятии, меж иным, трудится около 600 человек.

На веб-сайте комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Гомельской области написано: «Открытое акционерное общество «Селекционно-гибридный центр «Заречье» — оживленно развивающееся агропромышленное предприятие. Главное направление деятельности — выкармливание и реализация классного племенного молодняка свиней (семейство нежвачных парнокопытных (Artiodactyla), включающее 8 видов, в том числе единственного европейского представителя семейства — дикого кабана, который является прародителем домашней свиньи), выведение новейших пород свиней».

Когда-то, молвят служащие, так оно и было. Успешное хозяйство развивалось и строило жилище для собственных рабочих, в итоге вырос целый агрогородок с доброкачественными домами и даже многоэтажками. А о племенных свинках из «Заречья» грезил абсолютно любой свинокомплекс. Несколько лет назад — и работники связывают это с тем, что к предприятию присоединили убыточные хозяйства района — стало ужаснее, позже — еще ужаснее, а в этом году — совершенно беда.

«Подыхают свиньи, сдохнет спецкомплекс, а нам позже на что жить?»

Вот кадры, снятые рабочими хозяйства, — сотни истощенных свиней визжат, шатаются и… погибают. «От голода», — молвят работники.

По их словам, в прошедшем году из-за засухи выдался неурожай зерна. В итоге корма пришлось закупать, но прокормить 60-тысячное поголовье хозяйству оказалось не по кармашку.

— Они же [бывшее управление] лицезрели, что недополучили кормов, в этом случае нужно было сокращать поголовье еще до зимы, тогда бы мы выдержали. Мы об этом гласили, но нас никто не слушал. В итоге свиньи на протяжении долгого времени недокармливались, а на данный момент — в апреле и мае — совершенно кормов не стало, и эта голодовка их совсем добила, — говорят работники.

Сбыть оголодавших свиней, а не истязать их, сейчас тоже нельзя: «На мясокомбинатах ниже 105 кг не берут, а наши самые «жирные» еле 60 кг завешивают», — разъясняют работники.

Гендиректора хозяйства подчиненные в сложившейся обстановке не винят. Молвят, что в должность он вступил вообще всего 5 месяцев назад — то есть в заготовке кормов соучастия не воспринимал.

— Он сам таковой же заложник, как и мы. Мечется, отыскивает эти корма. 20−30 тонн отыщет, но что это? Им в денек надо около 100 тонн комбикорма. На прошлой неделе у нас свиньи не ели 5 дней, гендиректор не смог ничего поискать. Ранее хоть зеленоватую массу давать можно было, но сейчас из-за чумы ветнадзор воспрещает, можно только лишь комбикорм. А где его взять?

Читать еще:  Описание, характеристики и ловля серебряного карася

За май, по подсчетам рабочих, в хозяйстве пало около 2-ух тыс свиней.

— Прибывают комиссии, глядят только лишь на сеть да где окно грязное — и остаемся мы опять одни со собственной бедой. Мы желали даже в охрану животных позвонить, посетовать на ожесточенное воззвание, но нам произнесли, что это только лишь на котиков или собак распространяется, а на свиней — нет.

Естественно, рабочим жаль не только лишь животных, но и себя. Фактически их заработная плата впрямую зависит от привеса — а его нет.

— За апрель нам доплачивали до прожиточного 330 рублей. На руки «незапятнанными» люди в итоге получили 270−250. В мае не знаем, как хозяйство (совокупность средств производства, используемых владельцем (или обществом) для обеспечения своих потребностей) будет доплачивать, фактически денежных средств нет совершенно. Подыхают свиньи, сдохнет спецкомплекс, а нам позже на что жить?

Фото рабочих хозяйства

«Взяли банковский-кредит — и хватит до нового урожая»

— Вышел замкнутый круг: зерна не было уже очень давно, естественно, свиньи недокормлены, а если недокормлены, то нет среднесуточного привеса. Нет привеса — нет спец реализации, нет спец реализации — нет выручки, нет выручки, нет денежных средств на корма, — разъясняет гендиректор ОАО «Селекционно-гибридный центр «Заречье» Виктор Мамурин. Но, убеждает управляющий, неувязка уже решена. Практически вчера!

— Взяли банковский-кредит на закупку зерна. До этого нам не давали, так как не было залога, но район и область вмешались — и посодействовали воплотить нам все это. На нынешний денек куплена тыс тонн. И уже на завтрашний денек обеспеченность поголовья кормами 80% будет. Этого хватит до нового урожая.

— А почему все так длительно решалось?

Голодомор в послевоенной Германии

Хорошо известно, что союзники вешали (пусть и не слишком много) нацистов за преступления: убийство евреев, массовую депортацию, концлагеря et cetera. Но мало кто знает о том, что до четверти плодородных земель Германии после войны стало территорией нынешней Польши, до 16 миллионов немцев поляками было выселено в то, что осталось от прежней Германии. Союзники запретили эмиграцию из Германии и держали миллионы людей в трудовых лагерях. Международная благотворительная помощь Германии была запрещена на год, а потом еще на год. Когда же она была разрешена, было слишком поздно для миллионов людей.

В плане, разработанном министром финансов США Генри Моргентау, союзники задумали превратить Германию в аграрную страну. Они резко снизили производство топлива, тракторов, тягачей, стали и других продуктов, которые были необходимы для ведения войны, урезали производство удобрений на 82%, сильно занизили цены на все продукты немецкого экспорта (который контролировали), лишая тем самым Германию денег. За шесть месяцев после окончания войны, промышленное производство Германии упало на 75%.

Потеря такого количества плодородных земель и уменьшение производства удобрений вызвали падение сельскохозяйственной продукции на 65%. Начался голод.

Читать еще:  Особенности применения эфирного масла кориандра

Массовые высылки из одной части Германии в другую, одобренные конференцией в Потсдаме в июле и августе 1945 года, осуществлялись «с максимальной жестокостью», писал британский писатель Виктор Голланч в своей книге «Наши ценности под угрозой». Канадский писатель и телепродюсер Роберт Аллен, в своей статье «Письмо из Берлина» (февраль 1946 года), так описал прибытие беженцев на берлинский вокзал: «Все они были смертельно усталые, голодные, несчастные… Полуживой ребенок… Женщина в отчаянии, которого мне еще не приходилось наблюдать… Даже если вы видите все это, невозможно поверить… Бог ужасен».

На западе план по лишению Германии промышленного потенциала зародился в британском штабе генерала Эйзенхауэра в августе 1944 года. На встрече с Моргентау, Эйзенхауэр прописал Германии лечение, которое будет “добрым, но тяжелым”, основываясь на том, что “все немецкое население – неестественные параноики”.

Моргентау взял стенограмму их беседы на встречу Рузвельта и Черчилля в Квебеке (сентябрь 1944). Британский министр иностранных дел Иден, госсекретарь США Халл и военный министр США Стимсон были решительно против плана Моргентау, так как “ограбленная” Германия не сможет сама себя прокормить. Халл и Стимсон сказали Рузвельту, что около 20 миллионов немцев умрут, если план будет осуществлен.

Многие историки считают, что от плана Моргентау все-таки отказались после различных недовольств и протестов, но сам Моргентау говорил, что он был осуществлен.

В “Нью-Йорк Пост” за 24 ноября 1947 года он писал: «План Моргентау … был частью Потсдамкого Соглашения, подписанного США, Великобританией и СССР».

В поисках истины

За все прошедшие годы после войны историки практически не обсуждали большой обзор, сделанный за 4 года правительством Аденауэра, в котором утверждалось, что 1.4 миллиона немецких заключенных умерло в плену.

Распад СССР позволил раскрыть показательную часть правды: если в архивах КГБ записано, сколько немцев умерло в советских лагерях, мир скоро узнает, сколько умерло в западных.

Итак, в московские архивы КГБ утверждают, что 450600 немцев умерло в советских лагерях. Зная цифру в 1.4 миллиона, получается, что западных лагерях умерло около миллиона немцев.

Архивы КГБ также показывают, что СССР сажали в тюрьму и мирных жителей, тысячи из которых умерли.

Все это – тень еще более великой трагедии, судьбы немецких граждан.

Некоторые из рассекреченных бумаг Мерфи, главного дипломатического советника США в Германтии, показывают, каким катастрофичным был уровень смертности в Германии. В одном из своих докладов Мерфи писал, что иммиграция и официальный уровень смертности показывают, что через три года население Германии будет составлять 71 миллион, если же основываться на реальном уровне смертности, то лучше использовать цифру в 69 миллионов.

В Национальном Архиве в Оттаве найден документ, показывающий, что уровень смертности в городе Брилон в северо-центральной части Германии в три раза больше, чем официальные союзнические отчеты за эти зоны в 1945-46 годах. Один медицинский офицер США докладывал, что реальный уровень смертности в мае 1946 года в Германии был 21,4 человека на тысячу за год, что 83% выше цифры, которую военный губернатор отсылает в Вашингтон.

Читать еще:  Горечь в козьем молоке: пора бить тревогу!

Все эти недавно найденные, долго скрываемые документы наглядно показывают, что союзники не только уничтожили почти всю немецкую промышленность, но и уменьшили производство пищи. Фактом является то, что несколько лет после войны немцы получали меньше еды, чем голодающие голландцы в период немецкой оккупации.

«Начиная с 1945 по середину 1948 года мы наблюдали порабощение, унижение, уничтожение целой нации». Это не слова какого-то ревизиониста, это слова здравомыслящего медицинского офицера ВМС США. Капитан Альберт Бенке сравнил немецкий и голландский голод: на протяжении многих месяцев в некоторых областях Германии рацион, установленный союзниками, составлял 400 калорий в день; в большинстве областей он был чуть ниже 1000 калорий в день. Установленный же рейхспротектором Нидерландов Артуром Зейсс-Инквартом рацион составлял 1394 калории в день, который голландцы получали всегда. Именно за устроенный голод в Голландии Зейсс-Инкварт был повешен союзниками.

Сравнение немецких переписей населения 1946 и 1950 годов показывает эффект нехватки пищи. В переписи 1950 года на 5,7 миллиона человек меньше, чем должно было быть по полученным данным переписи 1946 года.

Мерфи был, очевидно, слишком консервативным в своих оценках, ведь он также считал и тех, кто вернулись из русских тюрем. Полное же вычисление непризнанных смертей среди заключенных, беженцев и мирных граждан подводит к цифре около 9 миллионов людей за 1945-1950 годы. Это намного больше тех людей, которые умерли собственно на войне. И это количество является только добавлением к официальным данным .

В то время, как немцы голодали и умирали, канадско-американская программа помощи действовала в других странах. Бывший президент США Герберт Гувер, главный советник Гари Трумэна по данным вопросам облетал весь мир, изучая спрос и предложение. Он нашел нуждающиеся в еде регионы, которые были всегда и есть сейчас, но не обнаружил непреодолимую нехватку еды в мире. На самом деле, мировое производство еды в 1945, согласно статистике правительства США, было на уровне 90% от уровня 1936-38 годов. К концу 1946 года 90 процентов превратились во все 100.

Гувер просил, занимал и покупал еду отовсюду, где был излишек (в Австралии, Аргентине), чтобы дать голодающим по всему миру.

В то время, как Гувер объявлял победу над величайшей опасностью голода в мировой истории, немцы вступали в их самый худший год. В начале 1946 года, доклады об условиях в Германии заставили американских сенаторов Кеннета Вэрри и Вильяма Лангера выступить против “этого сумасшедшего… жестокого и порочного плана Моргентау”.

Лишь спустя много времени, Трумэн попросил Гувера вмешаться. Гувер говорил всем североамериканцам: «Миллионы матерей сегодня наблюдают за своими слабеющими детьми». Младенческая смертность в некоторых городах Германии была 20% в год, много-много выше чем средний показатель в Германии до войны и даже во время войны.

И Гувер попросил милосердия для Германии…

Сейчас многие пожилые немцы хранят в памяти “Гувер-шпайзе”, еду Гувера, которая согревала их тела в школах в 1948 году.

Всего жертв милосердной политики союзников:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector