wake-west.ru

На Волыни массово гибнут пчёлы

«Это глобальная проблема». Отчего в России массово гибнут пчёлы?

Потерянный рой

«Это просто какая-то катастрофа! – не сдерживает эмоций пчеловод из села Мазейка Липецкой области Сергей Ряских. – 7 июня после обеда я пришёл на пасеку, а под ульями – кучи мёртвых пчёл. За 20 лет, что я занимаюсь пчеловодством, я такого не припомню».

Его пасека находится в нескольких метрах от дома. Рядом – поля нескольких сельхозпредприятий. Сергей рассказывает, что накануне оттуда шёл резкий химический запах. А буквально на следующий день пчёлы начали гибнуть.

«Весь сезон насмарку, – сетует пчеловод. – Погибло более 70 пчелосемей. Это как минимум полмиллиона рублей ущерба плюс потерянный медовый урожай. И ещё неизвестно, выживут ли оставшиеся насекомые. Живые пчёлы продолжают выносить мёртвых из ульев».

Похожая беда настигла и пчеловода Виктора Титова – его пасека находится как раз по соседству. У него пострадало около 60 пчелосемей.

«Когда я увидел пчёл, то сразу понял, что на них что-то действует – лётная деятельность была слабой, – рассказывает мужчина. – Однако надеялся, что насекомые отойдут. А на следующий день картина стала по-настоящему пугающей: живые пчёлы удаляли мёртвых, но последних было так много, что они даже не успевали их оттаскивать от ульев, а бросали рядом, в результате земля оказалась усыпана трупиками насекомых».

«Пчелиная чума» накрыла Добринский, Добровский, Чаплыгинский и Лебедянский районы Липецкой области. Но, возможно, пострадавшие есть и в других районах. Пчеловоды считают, что всему виной ядохимикаты, которыми сельхозпредприятия опрыскивают поля. По закону аграрии должны предупреждать пасечников об обработках заранее – через местные СМИ. Но пчеловоды в один голос твердят, что никаких объявлений не было.

«Раньше о предстоящих работах нас оповещали письменно, под роспись, – вспоминает Сергей Ряских. – В этот раз ничего подобного не было. Если бы мы знали, что будут обработки, то могли на два-три дня закрыть пчёл в ульях и тем самым спасти насекомых… Это как нож в спину».

Убивают всё живое

Пчеловоды написали заявления в сельсовет. Уже через несколько дней в район выехала комиссия из Липецка. В неё вошли специалисты управления сельского хозяйства, ветеринары, сотрудники Россельхозцентра и МВД. Они уже обследовали пострадавшие пасеки и прилегающие территории. А также отобрали образцы растений и погибших пчёл и отправили в лабораторию для токсикологического анализа. И вот буквально на днях стали известны результаты.

Как сообщили в управлении ветеринарии Липецкой области, специалисты исследовали образцы растений и погибших насекомых в ветлаборатории и обнаружили в них следы препарата, который является действующим веществом в ряде гербицидов, применяемых для обработки полей.

Получается, предположения пчеловодов о том, что виной всему ядохимикаты, которыми сельхозпредприятия опрыскивают поля, оказались верными. Теперь материалы исследований передадут в природоохранную прокуратуру. А пчеловоды могут обратиться с ними в суд, чтобы добиваться от аграриев компенсации ущерба. Положительные примеры есть. В прошлом году пасечнику из Орловской области, у которого погибло 60 пчелосемей, удалось отсудить у сельхозпредприятия 156 тысяч рублей

«Бесконтрольное использование пестицидов наносит серьёзный урон пчеловодству, такая история повторяется из года в год, но в этом последствия просто катастрофические, – говорит преподаватель Конь-Колодезского аграрного техникума Василий Смородин. – Пчёлы погибли у многих, в том числе и у меня. Проблема в том, что современные ядохимикаты, которые используют аграрии, имеют высокий класс токсичности, они убивают всё живое».

Читать еще:  Черкасский садовник выращивает 50 видов экзотических растений

Единственная возможность спасти пчёл – на время обработок увезти пасеки на безопасное расстояние или закрыть насекомых в ульях. Правда, если знать о них заранее.

«Но, получается, каждому фермеру нужно нас предупреждать, а кому это охота? К сожалению, мы, пчеловоды, сегодня никак не защищены, – продолжает Василий Смородин. – Фермеров, сельхозпредприятия поддерживают, а до нас никому нет дела. А ведь пчёлы приносят огромную пользу сельскому хозяйству. Они опыляют растения и тем самым повышают их урожайность».

Пчеловоды сходятся в одном – проблему надо решать на федеральном уровне. Во-первых, нужен закон, который бы хоть как-то защищал пчеловодов, а во-вторых, контроль за использованием ядохимикатов. Раньше его осуществлял Россельхознадзор, но потом у него эти функции забрали и передали другим ведомствам, но ясности – кто и за что отвечает, до сих пор нет.

Мнения экспертов

Первый заместитель начальника управления ветеринарии Липецкой области Сергей Стукалин:

«Сельхозпроизводители обязаны за несколько дней оповещать пчеловодов, что будут обрабатывать поля ядохимикатами. Для этого достаточно разместить объявление в газете. Но и пчеловоды со своей стороны должны информировать сельхозпроизводителей и местную администрацию о том, что ставит свои ульи рядом с полями или на полях. Иногда последние просто не знают о существовании первых. Проблема в недостаточной информированности обоих сторон. Аграриям и пасечникам нужно более активно взаимодействовать друг с другом».

Энтомолог, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник заповедника «Галичья гора» Ольга Бережнова:

«Гибель пчёл – это глобальная проблема. Насекомые исчезают не только в России, но и в Америке, Германии, Великобритании и других странах. По мнению учёных, причин тому несколько: это и применение пестицидов, и различные вирусы, и в целом сокращение биоразнообразия. Что с этим можно сделать? У нас действует закон об охране животного мира, конвенция о биологическом разнообразии, проходят конференции, симпозиумы по этой теме, но нужно, чтобы проводилась работа и на местном уровне. Я считаю, руководству администраций стоит подумать о создании резерваций – небольших охраняемых природных территорий вроде заповедников, чтобы сохранить ещё то, что осталось, а также активнее проводить разъяснительную работу с населением, рассказывать людям о пользе насекомых. А вот воевать с сельхозпроизводителями и агроходингами, по моему мнению, бессмысленно – это не принесёт должного результата».

В России массово гибнут пчёлы. Чем это грозит людям

Разорятся ли пасечники и сколько будет стоить мёд

«Я потерял 35 пчелосемей. Это всё, что у меня было!» — сетует пасечник из Курской области Андрей Малыхин. 13 июля он собрал 150 коллег по несчастью на митинг под лозунгом «Остановим травлю пчёл и людей!». В августе он намерен поехать в администрацию президента, чтобы лично рассказать о небывалой гибели пчёл, прокатившейся в 2019 году по всей стране.

Что произошло?

В июне-июле стало известно, что как минимум в 30 регионах на пасеках массово умерли пчёлы. Почти везде пчеловоды винят в случившемся фермеров — те обрабатывали поля пестицидами, которыми и отравились насекомые.

«Я пчёлами занимаюсь 20 лет и в первый раз столкнулся с таким, — рассказал “Секрету фирмы” владелец пасеки в Кашинском районе Подмосковья Фёдор Веденеев. — В начале июля ночью по соседству обрабатывали химией поля с цветущим рапсом. В результате вся моя лётная пчела отравлена. Теперь даже и не знаю, буду ли дальше заниматься пчёлами».

Читать еще:  Когда и как правильно собирать плоды японской айвы

О том, что происходит невиданное, говорят не только пасечники, но и чиновники. «За 22 года моей работы я такого не припомню», — заявил замминистра Минсельхоза Алтайского края Михаил Чмырев. По его словам, в регионе пострадали сотни пасек и тысячи пчелосемей.

Подобные сообщения приходят из Башкирии, Удмуртии, Республики Марий Эл, Липецкой, Саратовской, Ульяновской, Ростовской, Курской, Тульской и других областей.

Что такое пчелосемья?

Каков ущерб для экономики?

Оценить масштаб бедствия не так просто. Например, в Татарстане, по оценке местных властей, погибло 2500 пчелосемей. Но чиновники оговариваются: в регионе много неучтённых пасек, поскольку пчеловоды-частники стали скрывать свою деятельность, опасаясь налога на самозанятых. Аналогичная ситуация и в других субъектах: из-за серого сектора полную картину увидеть сложно.

От этого возникают непонимания между властями и пчеловодами. Например, Минсельхоз Удмуртии предварительно оценил ущерб в 3 млн рублей. По данным ведомства, в регионе погибло 0,3% пчелосемей. Местный фермер-пчеловод Иван Халилов с такими цифрами категорически не согласен.

«3 миллиона рублей на регион? Вы серьёзно? Да у меня одна простая деревенская пасека со всем оборудованием, запасами продукции может стоить 1,5–2 миллиона! О каких 3 миллионах ущерба на целый регион с развитым пчеловодством может идти речь?» — возмущается он.

Андрей Малыхин оценивает ущерб своего бизнеса в 820 000 рублей. Он поделился расчётами с «Секретом фирмы»:

По сообщениям в СМИ, многие пасечники потеряли сотни пчелосемей. Если на пасеке погибло 200 пчелосемей, то сумма потерь составит порядка 6 млн рублей.

Минсельхоз РФ заявил, что массовая гибель пчёл в регионах наносит «значительный материальный ущерб отечественному пчеловодству», не называя конкретных сумм. В Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков пчелопродукции оценили общие потери России более чем в триллион рублей.

Кто виноват?

Пока однозначного ответа нет. В пострадавших районах созвали комиссии, которые должны выяснить причины массового мора. Для этого мертвых насекомых отдали в лаборатории на исследования. Результаты будут готовы к концу лета. Госдума 16 июля попросила Генпрокуратуру подключиться к расследованию.

Почти все пострадавшие винят в гибели соседей-аграриев. По их мнению, те нарушили санитарные правила при обработке полей пестицидами. Например, не предупредили о процедуре за трое суток, как это положено по нормам СанПиН.

«У людей просто бизнес, они не хотят терпеть убытки из-за тли на рапсе, — говорит Фёдор Веденеев. — Им плевать на то, что своими действиями они наносят урон не только медоносной пчеле, но и другим полезным насекомым-опылителям».

В предыдущие годы пчёлы тоже травились пестицидами, но в 2019 году масштаб мора достиг пика, констатирует член правления общества пчеловодов Москвы Маргарита Букина.

Чиновники в ряде регионов объясняют это тем, что вредителей стало больше, соответственно, и обработка потребовалась более интенсивная.

Ещё одна версия — на рынок поступили чрезмерно сильные ядохимикаты, не соответствующие санитарным нормам. «Ряд препаратов в Европе запретили именно из-за угрозы опыляющим насекомым. А в России такого запрета нет, вот нашим и продали!» — предполагает владелец пасеки «Большая ложка» в Пермском крае Артём Мокроусов.

Он добавляет, что часть вины за массовый мор насекомых лежит на самих пчеловодах. «Они сами ослабляют пчёл! Дают скудные монотипные корма, завозят неподходящие породы, используют антибиотики», — говорит Мокроусов.

Читать еще:  Съедобны ли лисички в сыром виде

Пока в регионах выясняют подробности случившегося, Россельхознадзор обвинил в сложившейся ситуации Минэкономразвития. Это министерство отобрало у Россельхознадзора полномочия контролировать применение химикатов в полях, и теперь эти функции никто не исполняет.

К чему приведет мор пчёл?

В ряде регионов местные власти компенсируют пчеловодам часть потерь, но на компенсации смогут рассчитывать только те, кто работает официально. Например, в Курской области получить 3150 рублей за пчелосемью смогут только 15–20% пострадавших, по оценке Малыхина. Остальные не вправе рассчитывать на компенсацию даже по суду.

Большинство собеседников «Секрета фирмы» склоняются к тому, что потребителям стоит ждать повышения цен на мёд. Производители вынуждены будут переписать ценники, чтобы компенсировать потери.

По мнению Маргариты Букиной, стоимость мёда в течение года может вырасти на 10–15%. Председатель союза пчеловодов Алтайского края Сергей Тастан не исключает, что розничная цена поднимется на 40%.

В Федеральном научном центре пчеловодства заявили, что в некоторых регионах цена на мёд может вырасти на 50%, но не в этом, а в 2020 году. «Часть семей погибнет в зимовку: в корм попадёт какое-то количество нектара с обработанных полей, и пчёлы будут погибать ещё в течение зимовки. Весной мы очень существенно ощутим дефицит пчелиных семей и мёда», — объяснила сотрудники центра.

Производители мёда не верят, что потребители побоятся покупать мёд после сообщений об отравлении. «Спрос на мёд будет только расти, — уверен Иван Халилов. — Люди необразованны и не понимают, что мёд может быть отравлен. В сознании большинства людей мёд сам по себе экопродукт, ассоциируется с деревней, природой и так далее».

Халилов предупреждает: грядёт вторая волна обработки полей аграриями, а значит, и вторая волна гибели пасек.

Почему это глобальная проблема?

С проблемой мора пчёл столкнулась не только Россия. Учёные фиксируют стремительное сокращение их численности на всех континентах. За последние десять лет популяции диких пчёл сократились на 25–30%, а численность домашних в США только за 2015 год уменьшилась вдвое.

Основными причинами массовой гибели пчёл называют глобальное потепление, паразитических клещей и загадочный синдром коллапса колоний, при развитии которого рабочие пчёлы внезапно бросают матку и покидают улей, пишет научный журнал Functional Ecology.

«Во многих странах ощущается нехватка пчёл для полноценного опыления сельскохозяйственных культур, — рассказывает Маргарита Букина. — Эта проблема обрела глобальный характер, и её решение уже требует энергичных коллективных усилий. В декабре 2017 года ООН провозгласила 20 мая международным Днём защиты пчёл. Пора и в России всерьёз задуматься о защите пчёл и пчеловодства. Пока нам похвастаться здесь нечем».

Чтобы привлечь внимание к проблеме, благотворительный фонд «Центр возрождения естественного пчеловодства» проведёт 24 июня на проспекте Сахарова в Москве митинг под лозунгом «Погибнут пчёлы — погибнут люди». На нём потребуют принять федеральный закон с мерами господдержки для пчеловодства, а также запретить сажать ГМО-культуры и использовать пестициды в отдельных регионах.

На первом в России митинге за спасение пчёл Андрей Малыхин с другими курскими пчеловодами записали видеообращение к Путину. В нём они просят наказать виновных в массовой гибели насекомых, а также предоставить гранты и субсидии.

Свои аргументы он изложит в администрации президента 17 августа — ему удалось записаться на приём. «Планы — бороться, бороться и только бороться», — говорит Малыхин.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector