wake-west.ru

Харьковские фермеры выпустили новый бренд соков

Как три друга начали делать яблочный сок прямого отжима

У фермы «Доброе поле» три равноправных собственника. Звягин и Еременко закончили Московский университет гражданской авиации: первый – по специальности «инженер-механик», второй – «инженер-математик-программист». Но оба ни дня не работали по профессии – после вуза сразу занялись торговлей. В отличие от них Шереметьев, получив в Ульяновске диплом пилота гражданской авиации, стал командиром воздушного судна. В 2004 г. Звягин уехал жить в деревню Поседкино, что находится в 60 км от Москвы, и спустя шесть лет познакомился с пожилым фермером, который предложил за 210 000 евро выкупить у него 3 га земли на окраине этой деревни. Одному такую сумму было не потянуть, поэтому Звягин предложил друзьям стать компаньонами. Все трое вложили в землю равные доли: часть денег составили их личные сбережения, а часть – кредит, который они взяли у знакомых под 10% годовых.

Яблоки и физика

Идея заняться производством натурального яблочного сока друзьям пришла в январе 2013 г. во время отпуска, который они вместе с женами и детьми отправились провести в Италию. Хозяин одной из гостиниц, в которой жил Шереметьев, продавал постояльцам сок собственного приготовления. Партнеры загорелись желанием делать такой же на родине. Осенью 2013 г. они отправились на выставку Drinktec в Мюнхен, где за 20 000 евро купили оборудование для отжима, а уже в декабре установили его на своей ферме. Весь следующий год вплоть до августа, когда начинается первый сбор урожая яблок, они посвятили поискам поставщиков сырья. «Мы не используем химические фрукты из культурных садов, – рассказывает Еременко. – Мы закупаем яблоки небольшими партиями у мелких хозяйств, которые производят органическую продукцию, либо для нас их собирают в старых заброшенных деревенских садах. Так, в прошлом году мы давили яблоки, привезенные из Республики Марий Эл, а в этом – из старого барского сада усадьбы Коноплино, что в Тверской области». Параллельно поискам поставщиков сырья они искали тару под свой будущий продукт: посещали разные выставки, ездили на стекольные заводы и в результате решили заказывать бутылки в Гусь-Хрустальном, а упаковки bag-in-box (пакет в коробке) – во Всеволожске.

Горожане-менеджеры занялись фермерством

17 августа 2014 г. предприниматели запустили производство, потом зарегистрировали крестьянско-фермерское хозяйство «Доброе поле» и начали оформлять сертификаты на продукт, который решили выпускать под брендом «Фермерский сок». «Мы делаем сок прямого отжима, т. е. давим яблоки прессом, затем полученный сок кратковременно нагреваем до 80 градусов по Цельсию и разливаем его по бутылкам. Ничего не добавляем и ничем не разбавляем, никакой химии, только яблоки и физика», – объясняет технологию своего производства Еременко.

Ограниченная годность

В сентябре 2014 г. предприниматели на выставке «ПИР» (проводится для сегмента HoReCa) познакомились с руководством сети гастрономов «Глобус гурмэ», которое предложило предпринимателям годовой контракт. «Правда, с условием, что наш сок будет продаваться только в их магазинах, – рассказывает Еременко. – Мы, естественно, отказались и начали вести переговоры с другими ритейлерами». Уже к началу декабря «Фермерский сок» появился в сетях «Азбука вкуса», Metro и нескольких магазинах, которые специализируются на продаже фермерских продуктов, таких как «Лавка лавка». «Переговоры с сетями не всегда заканчивались успехом, – делится Еременко. – Когда, например, мы обратились в сеть Selgros, то впервые услышали про ретро-бонус (премия, которая выплачивается магазину за продажи) и долго не могли понять, почему мы должны за это платить».

Срок годности «Фермерского сока» – 90 суток, т. е. его нужно постараться быстро продать. Отчасти именно поэтому его не хотят брать на реализацию розничные сети. Но для магазинов премиум-сегмента короткие сроки годности не помеха, уверяют ритейлеры. В структуре продаж «Азбуки вкуса» доля соков прямого отжима составляет 20% (7–8% – это «Фермерский сок», остальные соки импортные), а оставшиеся 80% приходятся на восстановленные соки – как отечественные, так и импортные, говорит Марк Либерман, категорийный менеджер «Азбуки вкуса»: «Но мы предпочитаем малоизвестный бренд, сделанный в небольшом фермерском хозяйстве, известной марке, сделанной на крупном предприятии, которое продает миллионы тонн сока по всей стране». «Фермерский сок» в «Азбуке вкуса» появился с весны этого года. Потом поступали и другие аналогичные предложения, например от предпринимателей из Киргизии. Качество сока тоже очень высокое, но он был разлит в непрактичную, по мнению ритейлеров, трехлитровую упаковку – в отличие от литровой стеклянной тары «Фермерского сока».

Читать еще:  Ловля рыбы на мормышечную удочку

В первые месяцы «Азбука вкуса» продавала «Фермерский сок» по 800–1000 бутылок в месяц, а сейчас – уже 2500–3000 бутылок, т. е. спрос есть, несмотря на высокую цену – почти 200 руб. за литр. Труднее продавать такой продукт в регионах, где платежеспособность людей более низкая, чем в Москве, к тому же сок получается дороже из-за доставки, говорит Еременко: например, супермаркет Spar в Новом Уренгое закупил 900 л «Фермерского сока», но треть этого объема он вернул производителям обратно – не удалось продать.

От соков к смесям

До конца 2014 г. предприниматели произвели 40 000 л сока, а продали 2000 л на 224 000 руб. В этом году они увеличили производство в 2,5 раза – до 100 000 л. «Произвести продукт проще, чем его продать, – делится Еременко, – но рост есть. Год назад мы работали на склад, продаж почти не было, сейчас же продаем около 10 т в месяц». Выручка компании в 2015 г. составила 4 млн руб. С 2010 г. предприниматели вложили в бизнес около 21 млн руб., и окупить их они смогут не раньше чем через пять лет. Норма прибыли сейчас невысока – 10–15%, хотя нужно стремиться к 30%, замечает Еременко. Для этого, говорит он, его компания планирует увеличивать объемы сбыта и расширить ассортимент за счет более доходных овощных соков и яблочно-овощных смесей.

«Ферма братьев Чебурашкиных» доказала отсутствие родства с Чебурашкой Успенского

Рынок соков сокращается. По данным Euromonitor International, начиная с 2012 г. продажи 100%-ного сока в России упали: с 699 млн л в 2012 г. до 563,2 млн л в 2014 г. При этом доля соков, сделанных не из концентрата, составляет лишь около 3% рынка. Поэтому производители уходят в смежный сегмент – сокосодержащих напитков. Так, петербургская компания «Живые соки», которая делает соки прямого отжима и морсы из лесных ягод последние девять лет, еще в 2010 г., по словам гендиректора Анатолия Гаврилюка, пополнила свой ассортимент более дешевыми и востребованными сокосодержащими напитками. По словам Дмитрия Потапенко, управляющего партнера Management Development Group, российский рынок соков прямого отжима переполнен брендами, в том числе отечественными (например, «Сады Придонья), но доминирует импорт. Зарубежные производители соков прямого отжима защищают себя от колебаний спроса более широким ассортиментом, в который входят соки как длительного, так и короткого хранения. И нашим фермерам нужно делать то же самое, считает эксперт.

По мнению Потапенко, перспективы мелких производителей соков прямого отжима небольшие: в России нет розницы для их продажи. Торговые сети премиум-сегмента сосредоточены в основном в Москве, а в массовых супермаркетах такой продукт продаваться не будет – слишком дорого стоит. Рано или поздно производителям придется понижать качество, чтобы добиться большей прибыльности, считает Потапенко. «Мы делаем натуральный яблочный сок прямого отжима без консервантов, без добавления сахара и не разбавляем его водой. Такое качество мы намерены сохранить и в дальнейшем», – уверяет Еременко.

Медведь собрал: Как раскрутить новый бренд свежевыжатых соков и натуральных лимонадов в шахтёрском городке

Евгений Головко занимался распространением торгового оборудования в Новокузнецке и купил крутую корейскую соковыжималку за 1,5 тысячи долларов просто для теста. Друзья посоветовали делать из этого бизнес и познакомили с руководством популярной в Сибири сети фермерских магазинов, в которых продают только натуральную еду. Объединившись с сестрой и племянницей, Головко в мае прошлого года открыл производство натуральных соков, которые хранятся не больше 72 часов. Оборот компании стал расти каждый месяц даже после окончания летнего сезона и в июле этого года составил 600 тысяч рублей, из которых половина – это прибыль. Чуть больше, чем за год «Медведь собрал» стал популярным в кемеровском Новокузнецке брендом и начал выпускать еще и лимонады, сорбеты, фруктовые чипсы и детокс-наборы. Евгений Головко рассказал, как популярность здорового питания помогла сделать продажи его сокам, почему выгодно привлекать родственников в партнёры и как увеличивать выручку и прибыль, оставаясь совсем маленьким производством.

Читать еще:  Чем отличается самка утки от самца

Весной 2017 года Евгений Головко купил мощную соковыжималку из Южной Кореи по рабочей необходимости: партнёры из Москвы попросили стать представителем этой компании в Новокузнецке. Много лет продавая торговое оборудование в кафе и магазины, Евгений привык сначала всё тестировать самостоятельно: если качество не устраивало, продавать не брался. Так вышло и с соковыжималкой, которая могла работать 24 часа в сутки, «не уставать» и стабильно демонстрировать хороший отжим любых фруктов и овощей.

За две недели тестирования Головко избаловал семью и друзей соками из всевозможных фруктов, овощей и даже крапивы и витграсса. «Напились соком. И тогда один из друзей сказал «Почему ты не монетизируешь это?», – вспоминает предприниматель.

С приходом в Новокузнецк крупных торговых сетей типа «Метро» и «Ленты» продажи торгового оборудования падали. Искать идеи для бизнеса Евгений Головко начал давно, даже покупал франшизу чистку обуви, но это у него не пошло, только зря потратил деньги. «Я хотел создавать некий конечный продукт, а не просто быть представителем», – говорит Евгений, который к тому моменту уже почти купил франшизу производства соков Detox-pro.

Друзья помогли выйти с предложением продавать свежевыжатые соки в сеть фермерских магазинов «КалинаМалина», которые покупают натуральные продукты от производителей небольшими партиями. Соками Головко заинтересовались, попросили оформлять все необходимые декларации и готовить цех, куда с инспекцией приезжают менеджеры сети магазинов. Покупать франшизу Евгений уже передумал, точки сбыта были найдены, а продукт он делать уже умел. Но предприниматель признаётся, что начинать было страшно: «Это первый опыт производства, тем более продукта со сроком годности 72 часа».

Сертификация оказалась делом непростым. Первый сертификационный орган Головко сразу отбрил, сказав, что такие соки производить нельзя :«Вы всех отравите». Аргумент предпринимателя, что такие соки делают по всему миру и оборот по их продаже составляет несколько миллиардов долларов, не приняли. Так он прошёл ещё два сертификационных центра и только четвертая компания оказалась адекватной и помогла оформить 2 ТУ и две декларации на соки и лимонады за 47200 рублей.

Встал вопрос о цехе. 35 кв м дал друг – выделил площадь из своего производственного помещения, где выполнял заказы на «готовые обеды» для офисных сотрудников. Это было бесплатно (а сейчас стоит 15 тыс. рублей в месяц). Для старта нужно было сделать ремонт и оформить документы. Статус ИП у Головко был, деньги тоже (нужно было около полумиллиона рублей для ремонта и покупки трёх соковыжималок, блендера и холодильной камеры), но начинать бизнес ему хотелось с проверенными людьми. И тогда в дело он позвал родную сестру и племянницу с мужем, которого как раз сократили на работе. Племянница работала маркетологом и предложила лучшее название из всех, что предлагали другие родственники, – «Медведь собрал».

«Сначала я подумал “Что это за бред?” – говорит Евгений Головко. – а потом на фоне наших названий вроде «Сибирский фрукт» и «Новокузнецкая сочность» это действительно зазвучало креативно. Название прижилось, к тому же оно вызывало ассоциации про то, что рядом растёт, про натуральность и близость к природе».

Производство соков в России из-за кризиса упало на 30%

Устойчивый спад

Производство фруктовых и овощных соков в России упало на 29,5%, до 1,9 млрд условных банок (каждая банка — 0,4 л, совокупно — около 760 млн л), следует из отчета Росстата, опубликованного на этой неделе. Исходя из данных Росстата с 2010 года, это самый низкий объем производства за последние пять лет. И в 2013-м, и в 2014 году рынок уже сокращался, но лишь на полпроцента ежегодно.

По данных международной исследовательской компании Euromonitor International, продажи соковой категории (соки, нектары и сокосодержащие напитки) в натуральном выражении в России, непрерывно росшие с 2010 года, в 2013 году сократились на 2%. В 2014 году падение составило еще 4%, а в 2015 году уже 13%. При этом если еще в 2014 году рост в деньгах был положительным — рынок, по подсчетам Euromonitor, увеличился на 2%, до 168,8 млрд руб., то в 2015-м он просел в деньгах более чем на 5%, до 159,3 млрд руб.

Читать еще:  Как выложить дорожку из плитки на даче

Главные причины сжатия рынка — снижение покупательной способности и рост цен на соки, поясняет директор группы по работе с компаниями продовольственного рынка исследовательской компании «Nielsen Россия» Сергей Гламазда. По данным Росстата, средняя розничная цена фруктового сока в России в декабре 2015 года составила 72,2 руб. за литр, что на 16,5% больше, чем в декабре 2014 года, и на 26,2% больше, чем в декабре 2013-го. Кроме того, в последние годы за промышленными соками закрепилась репутация нездорового продукта, из-за чего часть потребителей сократила их потребление, отмечает Гламазда.

Бремя экономии

Из-за снижения покупательной способности россияне отказываются от соков как от товара не первой необходимости или пытаются на них сэкономить, следует из данных «Nielsen Россия». Очень сильно растет доля продаж соков по промоакциям: если в 2014 году доля промо в продажах соков составляла 34%, то по итогам января—ноября 2015 года достигла уже 46%. Это один из самых высоких показателей на рынке FMCG (товаров повседневного спроса), говорит Сергей Гламазда: «Брендам соковой категории сложно завоевать лояльность потребителей, поэтому на них ложится так называемое бремя промо: покупатели просто отвыкают приобретать товар по регулярной цене». При этом параллельно с ростом доли промо в продажах соков растет и средний размер скидки, рассказывает Гламазда, не уточняя конкретные цифры.

Российские потребители не только пытаются купить соки дешевле, но и переходят на более дешевые категории товаров. Из данных Euromonitor следует, что продажи 100-процентных соков падают быстрее, чем нектаров (содержат 25–99% сока) и сокосодержащих напитков (до 24% сока). Продажи 100-процентных соков в объемах в 2015 году упали на 16%, нектаров — на 13,4%, сокосодержащих напитков — на 7,9%. Поскольку покупательная способность россиян продолжит снижаться, продажи в соковой категории продолжат падать в ближайшие пять лет, прогнозируют аналитики Euromonitor.

Увлеклись оптимизацией

Сейчас на российском рынке соков лидируют PepsiCo Inc. (соки J7, «Любимый», «Я»), The Coca-Cola Company (Rich, «Добрый», «Моя семья») и «Сады Придонья» («Сады Придонья», «Мой», «Золотая Русь», «Сочный мир»). По данным Euromonitor, в последние три года доли крупнейших компаний существенно не менялись: по итогам 2015 года доля PepsiCo составила 39,5%, Coca-Cola — 24,2%, «Садов Придонья» — 8,4%.

Американским компаниям PepsiCo и Coca-Cola удалось завоевать российский рынок при помощи покупки крупнейших российских предприятий. Так, в 2008 году PepsiCo за $1,4 млрд купила 100% акций одного из крупнейших на тот момент производителей соков — компанию «Лебедянский». Позже, в 2011 году, после покупки российской компании «Вимм-Билль-Данн», в состав PepsiCo вошел также соковый завод в городе Раменское Московской области. Ближайший конкурент PepsiCo — компания Coca-Cola — начал скупать предприятия с 2005 года: тогда Coca-Cola приобрела производителя соков «Мултон» за $501 млн, имеющего мощности в подмосковном Щелково и Санкт-Петербурге. Еще через пять лет Coca-Cola приобрела за $276 млн производителя соков «Нидан соки», имевшего производства в Новосибирске и подмосковных Котельниках.

В 2014–2015 годах лидеры рынка стали сокращать свои соковые производства. Так, в 2014 году Coca-Cola остановила производство на заводах «Нидана» в Московской области и Новосибирске. Заводы решено было закрыть, в частности, из-за недостаточной загрузки мощностей и снижения финансовых показателей. Так, в 2013 году заводы «Нидана» произвели и продали 190 млн л соков, что означало 34-процентную загрузку мощностей, указывал журнал «Секрет фирмы». Во втором квартале 2015 года Coca-Cola списала $25 млн убытка из-за реструктуризации сокового бизнеса в России, указывала компания в отчетности.

Весной 2015 года о закрытии сокового завода в Раменском сообщила PepsiCo, объяснив решение необходимостью оптимизации. У PepsiСo остался один завод по производству соков — «Лебедянский». Пресс-служба PepsiСo не ответила на вопросы РБК, сославшись на период молчания перед публикацией результатов 2015 года.

«В соковой категории самым популярным способом экономии у потребителей стал не полный отказ от категории и даже не переключение на более дешевые марки, а сокращение частоты покупки», — сообщил представитель Coca-Cola Hellenic в России, отметив, что продажи входящего в Coca-Cola «Мултона» в натуральном выражении все же выросли в 2015 году по отношению к 2014-му.​​​

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector